Milavitsa — сеть фирменных магазинов

Журнал «Милавица»

Версия для печати

Кларисса Столярова: роман с гением и роман с театром

Театральная фея — так однажды назвали Клариссу Столярову. И как же были правы! Шарм невозможно разложить на составляющие, но  если бы мне удалось это сделать, я обязательно включила бы в него и ее деликатные жесты, и необыкновенный запах духов, и то,  как правильно выстраивает она каждую фразу, и то, как заливисто смеется…

Ей оказывали знаки внимания первые лица советского государства, ее звали замуж миллионеры, но, несмотря на бурную личную жизнь, основное внимание она всегда уделяла театру. На стенах гостиной моей героини — свидетельства этого романа: картины, фотографии, рисунки, подаренные актерами…

— Вот эту картину подарил мне один художник из Кирова, — говорит Кларисса Ивановна, указывая на огромное полотно, где она, обнаженная, сидит в кресле. — Представляете, звонит и говорит: у меня выставка в Москве, приходи, я написал тебя… Прихожу и вижу себя… обнаженную! Кричу ему: «Но я же тебе не позировала в таком виде!» На что он невозмутимо отвечает: «Ты существуешь такой в моем воображении».

Работу нашли по поручению Брежнева

Кларисса СтоляроваОна родилась в Санкт- Петербурге. Мама дала дочери имя то ли в честь героини одноименного романа, то ли просто потому, что оно ей нравилось. В школе Кларисса была одной из лучших учениц, блестяще знала математику и очень любила литературу. Учительница по математике называла ее будущей Софьей Ковалевской и часто испытывала ее способности следующим образом: просила самостоятельно, по имеющимся условиям, вывести доказательство теоремы. И Клариссе это всегда удавалось! Девочка с интересом изучала немецкий язык — муж учительницы был военным, они несколько лет прожили в Германии, благодаря чему язык, на котором она говорила, был живой, не выхолощенный советскими учебниками. После окончания школы Кларисса подала документы в театральное училище, прошла все туры, но когда родители узнали об этом, в доме разразился скандал: как, золотая медалистка и в театр?!

— Для моего покойного папы это было все равно что пойти на панель. Не посмев его ослушаться, я подала документы в иняз. И поскольку была медалисткой, поступала без экзаменов, по результатам собеседования. Меня, видно, хотели завалить и устроили собеседование на немецком, но я не растерялась и показала лучшее, на что была способна. Учась в университете, Кларисса активно участвовала в самодеятельности: играла в театре, пела на эстраде, писала сценарии… После окончания вуза работала на ВДНХ техническим переводчиком. На международные промышленные выставки приезжали Брежнев, Косыгин и другие высокопоставленные лица.

— Один день я даже успела поработать с Хрущевым, до того как его сняли в 1964 году, — вспоминает Кларисса Ивановна. — Поскольку я постоянно присутствовала на этих выставках, они все меня хорошо знали. Разумеется, мужчины обращали внимание — я была молоденькая, привлекательная. Однажды во время выставки Леонид Ильич обратился к господину Полянскому — первому зампреду Совмина: «Что ты все крутишься вокруг этой девушки? Я бы и сам с удовольствием за ней по ухаживал, но ты ведь подойти к ней не даешь! Чем расточать комплименты, лучше бы нашел для нее подходящую работу! Что она ходит, мерзнет в этих павильонах?» Полянский спросил: «я могу рассматривать это как поручение члена Политбюро?». На что Брежнев ответил: «да, вот именно! На очередном заседании доложишь об исполнении».

— Вас не пугало внимание первых лиц государства?

Кларисса Столярова— О Боже! (Смеется.) Даже иностранцы, которые трепетали при появлении членов правительства, говорили мне: «Почему вы себя так смело ведете?!" А почему я, собственно, должна была бояться? Дело свое я знала хорошо. С той работой, которая мне была поручена, справлялась. В конце концов, я свободный человек! В то время я еще покуривала, причем исключительно американские сигареты L&M, и могла сказать, например, председателю Госстроя: «Мне еще простительно, я работаю с иностранцами. Но вы! Вы ведь представляете наше советское государство, а сигареты курите американские! На что Игнат Трофимович заметил: «А вы знаете, как расшифровывается название этих сигарет? Ленинизм и марксизм! Поэтому это наши, советские сигареты!» Во время первой поездки на международную выставку в Германию произошел забавный случай. Велели пойти проверить, как работает микрофон, — подуть в него, сказать «Раз, два три…». Я ответила, что считать не буду, лучше спою! И спела. В тот же вечер в ресторане, где мы обедали вместе с немецкими коллегами, меня буквально вытолкнули на сцену, где играл оркестрик. Я спела «Подмосковные вечера», причем один куплет по-русски, другой — по-немецки. Потом — немецкие шлягеры. Когда я наконец уселась за столик, к нам подошли двое мужчин. Один из них говорил по-русски, второй переводил его слова на немецкий: «Вдали от родины нам было так приятно услышать нашу русскую песню. У вас такое замечательное русское произношение! Где вы учили русский язык?» Хохот стоял — не передать!

Часто бывая за границей, Кларисса Столярова могла себе позволить одеваться не так, как все, а однажды даже получила комплимент от известного модельера:
— В Доме дружбы проводились различные художественные выставки, на которые приглашали известных людей. Среди них был и Слава Зайцев. Его имя уже гремело на весь Союз. Я подошла к нему со словами: «Слава, я вас умоляю, скажите, что сейчас модно, что мне можно было бы надеть?» На что он ответил: «Вам, Кларисса, никакая мода не нужна, у вас есть собственный стиль!»
… Полянский поручение, данное Брежневым, выполнил, и Кларисса Столярова была устроена на работу в Союз советских обществ дружбы с зарубежными странами. Там она занималась организацией культурных обменов между СССР и немецкоязычными государствами.
— По своей натуре я не интриганка, но какие интриги выстраивала, чтобы протолкнуть в Европу наших театральных звезд — Олега Ефремова, Олега Табакова, Галину Волчек, Георгия Товстоногова, Юрия Любимова и многих других! Что только не изобретала! К сожалению, не всегда это удавалось. Как ни пыталась отправить за рубеж Володю Высоцкого, этого не позволили.

— У вас была возможность остаться за рубежом? Выйти замуж, например?

— Такая возможность предоставлялась неоднократно, я ведь по несколько месяцев проводила за границей. Предложения руки и сердца поступали от очень состоятельных людей — крупных промышленников, бизнесменов, с замками на Рейне и виллами на Женевском озере… Я же всякий раз, когда командировка затягивалась, начинала безумно тосковать по родине, понимала, что не смогу уехать в чужую страну навсегда.

— Вам приписывали роман и с известным немецким театральным режиссером Петером Штайном…

— От этого романа бессмысленно открещиваться! Актрисы были от него без ума — красавец-мужчина, талантлив, богат, знаменит … Никто бы никогда не поверил в то, что между нами ничего нет.

А вы?

— А я безумно была влюблена в его театр, его режиссуру, но как мужчина он меня совершенно не волновал. Может быть, это было причиной того, что наши взаимоотношения переросли в многолетнюю дружбу. Близкие отношения всегда чреваты какими-то осложнениями. Мы познакомились со Штайном в 1975 году. Я очень много о нем слышала, потому настояла на том, чтобы его пригласили в Россию для ознакомления с театральной Москвой в рамках межкультурного обмена. На предложения поставить что-нибудь в СССР Штайн отвечал, что не может работать в тоталитарном государстве. Но он вернулся в Россию в девяностых. Поставил «Орестею», «Гамлета», «Чайку». Во всех русских постановках я была его ассистентом, переводчицей и экспертом по кастингу.

— Почему Штайн не хочет работать в России сейчас?

— Он был бы счастлив! Но сегодня очень сложно достать деньги на крупные театральные проекты. Штайн — дорогостоящий режиссер. Раньше это было возможно на волне интереса к русскому театру. Отыскивались деньги, продюсеры… А сейчас — увы!

Вам никогда не было обидно, что вы находитесь в тени славы великого режиссера?

— Знаете, как говорят: хороший режиссер умирает в актере. Он все в него вкладывает, всю идею постановки спектакля, с тем чтобы актер воплотил ее на сцене. А я была всегда счастлива оттого, что, когда мы работали со Штайном, актеры не замечали перевода, они словно напрямую общались с режиссером. Штайн даже шутил, что я перевожу его раньше, чем он успевает что-то сказать. В немецком языке глагол, от которого зависит смысл сказанного, часто стоит в конце. И я действительно предугадывала, каким глаголом он закончит предложение!

Москва театральная: новое время

Клариссе Столяровой посчастливилось дружить и работать с легендарными актерами: Далем, Ефремовым, Евстигнеевым и многими другими. Она не очень любит пересматривать фильмы с их участием. Это всегда — напоминание об утрате.

— Даже очень талантливые, порой гениальные люди остаются прежде всего людьми. Они с удовольствием общаются с теми, кто представляет для них интерес. Если они со мной общались, значит, в какой-то мере я соответствовала кругу их интересов, уровню театральных познаний. Я много с ними работала, а работа всегда очень сближает, особенно в театре, ведь театр — это коллективное творчество.

— Когда вы сравниваете театральную Москву советского периода с той, которая существует сейчас, что вы видите?

— Как говорил покойный Олег Ефремов: «Девочка моя, ты воспитана на хорошем театре!» Это действительно так. Я прошла весь путь становления «Современника», общалась с ведущими актерами, видела их во время репетиций, домашних посиделок, на сцене… Все это сформировало особое отношение к театру. Очень многие современные режиссеры используют пластический, драматургический материал для самовыражения. Выходит, кто больше всего наворотит, напридумывает, тот и самый интересный режиссер. Я этого не понимаю. Наверное, я очень консервативна. Всегда любила настоящий русский психологический театр и остаюсь его преданной поклонницей.

— Как меняется театральная публика?

— В эпоху застоя театр являлся единственной открытой трибуной, с которой можно было донести слово правды. А потом началась перестройка, и телевизионные политические диспуты стали людям интереснее, чем театр. Все тогда считали, что театр умрет, что он себя исчерпал и не может дать ничего нового. Порой на сцене было больше людей, чем в зрительном зале. Но театр выжил, и с конца девяностых интерес к нему пробудился. Стало больше публики в зрительных залах, и сейчас, смотрите: они снова заполнены!

Что, с вашей точки зрения, недопустимо на сцене?

— Допустимо абсолютно все, если это оправдано. Когда во время немецкой постановки спектакля «Мастер и Маргарита» я наблюдала голых людей, бегающих по сцене, я не видела в этом искусства.

— Кто из молодых актеров может по таланту сравниться с актерами старой гвардии?

— Очень много талантливых актеров погибает в сериалах. Там же нет возможности серьезно поработать над ролью, там текст на ходу заучивается! Взять хотя бы популярный сериал «Глухарь». Максим Аверин — потрясающий актер! Какие роли он играл в «Сатириконе»! Сейчас он уже съезжает на определенные штампы: жесты, улыбочка до ушей… Он сам себя растрачивает, и это ограничивает его возможности.

Юрий Богатырев кричал мне в трубку: «Ласточка моя, не умирай!»

Кларисса СтоляроваС Юрием Богатыревым Столярову связывали особые отношения…
— Во МХАТе я работала с одним немецким режиссером, подбирала актеров для его спектакля. На роль начальника охраны мне предложили взять Богатырева. Я же после фильма «Два капитана» его просто ненавидела! Он так убедительно сыграл Ромашова… Я была уверена, что и в жизни он такой негодяй. Все-таки меня убедили. Явился Богатырев, и… я была совершенно очарована! Громадный талант, море человеческого тепла, обаяния, доброты! У нас сложились очень трогательные дружеские отношения. Когда я оказалась в Западном Берлине на операции (все знали, что у меня серьезное онкологическое заболевание), он звонил мне в больницу. Я и сейчас слышу его безумный крик: «Ласточка моя, не умирай, не оставляй меня одного». Я говорю ему: «Ну зачем же ты меня хоронишь? Мне же сделали операцию, все хорошо». — «Ты будешь жить? Ты приедешь до Нового года? Обещай, что мы встретим его вместе!». Новый, 1989 год, последний в жизни Юры, мы встретили вдвоем. Это было за месяц до его смерти.  Он скончался 2 февраля 1989 года. В том же году я потеряла маму…

— Как вы преодолели свою болезнь?

— Когда Штайн узнал о том, что у меня рак, он немедленно договорился об операции в Берлине. Мне удалили почку. Через пару дней я уже встала на ноги — врачи только за голову хватались: «Как, вы уже ходите? Это немыслимо!». А мне просто хотелось привести себя в порядок, вымыть голову в конце концов! После моей выписки из больницы Штайн пригласил хирурга, оперировавшего меня, на ужин и спросил, сколько стоила моя операция, сказал, что готов оплатить. Доктор от денег отказался. «На то есть две причины, — сказал он Штайну. — Во-первых, я большой поклонник вашего таланта, а во-вторых, я никогда в жизни не встречал таких пациенток. Не я спасал Клариссу, а она спасала, вытаскивала себя. В ней столько оптимизма, жизненной силы, что хватило бы на четверых!». У меня нет рецепта, как победить болезнь. Просто знаю, что, когда я одержима каким-то интересным делом, все болезни отступают и откуда-то берутся силы на все. А когда бездействую, тут-то на меня хвори и накидываются! Ну что, может быть, еще чаю?

… Бергамотовый чай льется в белые фарфоровые чашки. Тихо играет классическая музыка. С черно-белых портретов за нами наблюдают тени великих актеров…

Анна Златина

Добавить комментарий

Комментарии пользователей (3)

  • Ольга

    Очень хотелось посмотреть фотографии, но не нашла ничего, кроме тех, которые здесь, а они, увы.. Сейчас многие говорят, что они были музой великого актёра, хотя это всего лишь их слова. А по сути, вероятно, они были всего лишь подушечками для слёз. Этого теперь не узнать. Да и какая разница? Кто там был, кого там не было. Нам осталось огромное наследие-фильмы, записи спектаклей.. Я просто смотрю и наслаждаюсь его игрой, талантом. Таких, как он, сейчас уже нет.

  • Елена

    Удивительная женщина! Знаю ее очень близко и могу подтвердить, что все, написаное в статье - чистейшая правда. А злопыхателей и завистников всегда будет хватать..Мне их немного жалко...

  • Андрей

    Какой уж тут шарм! На редкость противная особа. и все время занимается саморекламой.